В Донбассе проще стрелять, чем договориться?

Не успели контактные группы в Минске договориться о новых встречах (это единственное, о чем они договорились), как на линии соприкосновения в Донецкой агломерации возобновились ожесточенные бои.


По данным украинских СМИ, бой в поселке Марьинка начался около 4 утра с атаки ополченцев ДНР на позиции 28-й Одесской механизированной бригады ВСУ. Пресс-секретарь штаба в секторе «Б» Евгений Силкин заявил, что на Марьинку наступают около тысячи ополченцев ДНР и танки, силы ополчения накапливают войска вблизи Красногоровки.


Киевский телеканал 112 со ссылкой на волонтера ВСУ Виталия Дейнегу отмечает, что прорыв сил ополчения в Марьинку — самый крупный со времен битвы за аэропорт. «Те позиции в Марьинке, о которых я недавно говорил, больше не наши», — заявил Дейнега. В Добровольческом украинском корпусе «Правого сектора» (организации, запрещенной в РФ) заявляют, что в случае взятия Марьинки украинские военные в Песках, Карловке и Авдеевке будут окружены.


Ополченцы в соцсетях сообщили о подъеме над поселком знамени ДНР, однако очевидцы этого пока не подтверждают: по их словам, над двумя административными зданиями все еще реют украинские флаги. «Канонада не прекращается со всех сторон. Даже на улице трудно определить, кто куда стреляет, и чьи снаряды где падают», — описывают они ситуацию.


Война это или еще нет? Спикер украинского АТО Андрей Лысенко считает, что нет: «Это можно считать как попытку наступления. Но оно идет не на широком участке», — заявил он. В минобороны ДНР также заявляют, что «мы не ведем наступательных действий, мы просто принимаем адекватные меры против усиления геноцида народа Донбасса».


Решительного наступления действительно пока нет, подтвердил координатор гуманитарной помощи ополчению Александр Жучковский. По его словам, в 5 утра украинцы открыли по позициям ополчения в Марьинке и Красногоровке шквальный огонь из «Васильков» (крупнокалиберный миномет – прим. ред.). «Потом пошли 120-е минометы, танки, Гвоздики, Грады и что-то не установленное очень большого калибра, скорее всего импортное. Нашим ничего не оставалось, как начать контрбатарейную борьбу и начать продвижение», — пишет Жучковский у себя в Facebook.


По данным минобороны ДНР, наступлению ополченцев предшествовали тяжелые ночные обстрелы города со стороны украинских войск. В результате, говорит директор Республиканского травматологического центра Александр Оприщенко, как минимум 60 мирных жителей получили ранения. Кроме того, 375 горняков оказались блокированы под землей при попадании снаряда в шахту имени Скочинского.


Ополченцы в соцсетях утверждают, что происходящее – закономерный итог спорадических мелких боестолкновений, которые не прекращались на линии соприкосновения, проходящей, согласно Минским соглашениям, через густонаселенные районы Донецкой агломерации, в течение всего времени действия этих соглашений. Когда обеим сторонам стало ясно, что переговорный процесс находится в тупике, перестрелки с применением запрещенных по условиям «Минска-2″ крупнокалиберных минометов и артиллерии стали происходить каждую ночь.


«Последние недели Донецк, Горловка, Докучаевск и ряд других населённых пунктов подвергались систематическим обстрелам (со стороны ВСУ – прим. ред.), — подтверждает Юрий Ткачев, редактор издания «Таймер» из Одессы, призывники из которой попали под обстрел ополченцев минувшей ночью. — В Горловке бомбили даже те микрорайоны, где войск и военных объектов (ДНР – прим. ред.) нет, и никогда не было».


Официальный Киев использование крупных калибров поначалу отрицал, но сегодня во второй половине дня признал, что ополченцы «вынудили» ВСУ использовать тяжелое вооружение.


Обозреватель киевского портала «Лiга.Net» Петр Шуклинов считает, что «наступление российских войск» в Марьинке связано с отказом Киева снять экономическую, транспортную и финансовую блокаду ДНР и ЛНР. По его данным, этот вопрос на Минских переговорах был основным. Шуклинов прогнозирует, что активные боевые действия будут продолжаться неделю-две для создания фона встречи G7, чтобы ее участники больше считались с мнением Москвы.


А ополченцу Жучковскому все это напоминает ситуацию в Авдеевке-Песках минувшей зимой: «Сдерживать противника мы можем, но если не будет приказа наступать дальше, будем продолжать «бодаться» и терять людей без существенного перевеса в свою пользу», — пишет он.


Украинский сопредседатель совместного Центра по контролю и координации генерал-майор Андрей Таран назвал сегодня наступление ополченцев «откровенным и циничным пренебрежением всеми договоренностями, и в первую очередь минскими соглашениями». Однако не будет большим преувеличением сказать, что сегодняшние события вытекают из самой сути Минских соглашений, заморозивших конфликт на стадии, невыгодной для обеих сторон.


Напомним, что Киев требует вернуть под его контроль около 500 км границы между ДНР-ЛНР и Россией, провести в республиках выборы по украинским законам, и уже потом обещает дать этим территориям полномочия – не большие, впрочем, как и всем остальным областям страны.  А Москва против этого, поскольку  это обессмысливает саму идею «особого статуса отдельных районов» как гарантии нейтралитета децентрализованной Украины.


Москву также не устраивает блокада Донбасса, фактически «повесившая» регион на иждивение федерального бюджета РФ. Киев же готов восстановить экономические связи лишь после полной зачистки ДНР и ЛНР.


Добавим к этому, что Минские соглашения искренне ненавидят, считая «предательством», участники боевых действий по обе стороны.


Отсюда – тупик на переговорах и угроза новой войны, которая может быть выгодна США, подталкивающим Россию к открытому вводу войск на Украину. А значит – и к новым санкциям Запада, как способу сменить власть в Кремле. Ситуация такова, что даже истощение сил в этом конфликте будет означать лишь передышку, но не его окончание.


Чтобы остановить бойню, левый политический активист Андрей Манчук призывает сформировать на Украине массовое общедемократическое движение за мир с участием людей разных взглядов, которое потребовало бы срочного прекращения боевых действий, освобождения всех пленных, заложников и политзаключенных с обеих сторон, вывода войск с Донбасса, разоружения и полного роспуска нацбатов, а также  обновления конституции Украины на основе федеративного устройства, с правом широкого самоуправления регионов. «Я также за полную национализацию собственности олигархов, — пишет Манчук, — хотя ясно, что в этом случае они будут финансировать войну до последнего украинца».


При всей невероятности подобного сценария в нем есть логика: облавы военкоматов на мужчин призывного возраста в запорожских маршрутках, поездах харьковского метро и киевских рабочих общежитиях показывают, что население Украины в целом устало от войны и ее бенефициаром, в отличие от политической элиты, не является.


Павел Кривошеев