«Конкурс Чайковского подтверждает статус России как ведущей музыкальной державы»

3670c3d495b1dcc36d8a866e75a20045


фото: youtube.com

Первым делом мы не преминули пообщаться с одним из главных организаторов конкурса, главой Московской филармонии Алексеем Шалашовым:

— Вы, как человек, находящийся внутри процесса, какую бы выделили тенденцию в развитие конкурса им. Чайковского?

— Совершенно очевидна тенденция к повышению статуса и влияния конкурса в мировом музыкальном сообществе, — говорит господин Шалашов, — по сравнению с прошлым конкурсом, более именитым и звездным стало жюри. Важный аспект, который возник на предыдущем смотре — дальнейшее продвижение победителей КЧ в мире, тут достаточно только посмотреть на красноречивую карьеру Даниила Трифонова (триумфатора КЧ-2011), который сегодня фактически вошел в элиту мировых исполнителей.

— Именно благодаря постконкурсному продвижению, организованному Валерием Гергиевым?

— И сам статус первой премии дал такой толчок, ну и разумеется усилия Валерия Гергиева, которые способствовали продвижению не только Трифонова, но и других победителей. А это очень важно для молодых музыкантов — их не забывают, ими занимаются. Вот сейчас конкурс еще не начался, но интерес к нему со стороны музыкального сообщества, количество заявок, уровень музыкантов еще раз подтверждают высочайший статус России как ведущей музыкальной державы с ее сильными исполнительскими школами. Очень важно, что конкурс проходит в Москве, куда — в качестве членов жюри — приезжает вся мировая элита (спасибо за это серьезным усилиям Валерия Гергиева).

— Как считаете, предварительное прослушивание себя оправдало?

— Думаю, да. Это очень важный шаг. Живая игра уменьшает количество ошибок, связанных с предварительным отбором. Значительно плодотворнее для членов жюри в живую послушать музыкантов, чем отсматривать видеозаписи. По отзывам коллег, которые сейчас слушают музыкантов — уровень в этом году очень высокий. Причем, как российских претендентов, так и зарубежных. Особенно по специальности «фортепиано». Соревнование нас ждет захватывающее. Но самое главное все равно результат. И у Гергиева и в этот раз большие планы по дальнейшему продвижению лауреатов.

— Эти планы есть и у Московской филармонии?

— Конечно. Имена победителей прошлых конкурсов на афишах Московской филармонии наглядно показывают, сколь много мы сделали для популяризации российских призеров именно в России. Вы поймите, мировая карьера и для нас, и для музыкантов, конечно, очень важна, интересна и ценна, но нам важно, чтобы и российские слушатели были приобщены к концертной деятельности молодой элиты. И наша филармония для этого очень многое делает. В добрый путь!

* * *

Еще раз заметим, что к участию в Первом туре допускаются не более 30 пианистов, 25 скрипачей, 25 виолончелистов и 40 вокалистов (по 20 мужчин и женщин); во Втором останется только по 12 пианистов, скрипачей, виолончелистов и 20 вокалистов, в Третьем — все еще уполовинятся.

Любопытно, что впервые вероятные участники конкурса получили возможность «разыграться» в филиале Музея музыкальной культуры им. Глинки — в музее-квартире Голованова в Брюсовом переулке. Тут прекрасная акустика, хорошо настроенный рояль и… очень взыскательный слушатель. Итак, с большой экспрессией играет опусы Баха, Бетховена и Шопена известный пианист Никита Мндоянц.

— Никита, — спросили мы после его выступления, — как долго готовились к конкурсу Чайковского? Что вообще значит для вас участие в нем?

— Для меня это большая честь, поскольку я выступлю перед зрителями не только сидящими в зале, но и виртуальными, которые будут активно следить за концертом в Интернете. А подготовка к смотру велась планомерно весь сезон еще с осени; последние два месяца особенно тщательно.

— Насколько участие в КЧ бьет по нервной системе?

— Прессинг только первое время. При подготовке, при погружении в материал я об этом забываю. Впрочем, перед выходом на сцену стресс проявляется. Но я убежден, что без этого нельзя быть настоящим артистом.

— Каков для вас идеальный слушатель?

— Внимательный. Который ищет контакта с исполнителем. Даже при незнании композитора и сложности восприятия текста идеальный слушатель старается пропустить через себя музыку, понять её, а не только получить удовольствие. Но в основном мне везет с аудиторией. Чувствуются внимание и напряжение в зале.

Кстати, заведующая музеем-квартирой Николая Голованова Наталья Патрикиус подтвердила, что уникальную практику «генеральных репетиций» они собираются в дальнейшем только расширять, предоставляя возможность разыграться еще бОльшему количеству участников: «Хочу отметить, что мы будем приглашать и участников, не занявших призовых мест. Главный критерий отбора для нас — талант. Мы должны понимать ценность человека. Надеюсь, у музыкантов будет время в следующем году на наши «генеральные репетиции». Для них это прекрасный шанс потренироваться на глазах замечательной аудитории. Кстати, это понимают не только участники конкурса, но и многие учащиеся консерватории: неоднократно в музей заглядывали ребята с просьбой сыграть на знаменитом рояле Ипполитова-Иванова при публике».