Похитители котенка за 440 тысяч рублей отправили за решетку

2a59feeeee1021c0d65b9f440999d864


фото: ru.wikipedia.org

Фото опубликовано пользователем Leo za1

Как ранее сообщал «МК», инцидент произошел 24 июня прошлого года. В квартиру к москвичке Анне и ее супругу под видом покупателей явились двое мужчин. Один из них — Большаков, уроженец Кемеровской области, второй — Ахмадов — приезжий из Грозного. «Гости» побеседовали немного с женщиной, а потом Большаков достал пистолет, заявив, что кошек — леопарда и каракала — забирает с собой. При этом он угрожал вышибить мозги хозяйке, которая, к слову, была в положении. Женщине и ее супругу, несмотря на то, что налетчики пустили в ход кулаки, удалось отвоевать леопарда, а вторую хищную кошку, точнее, котенка, преступники забрали. На другой день Анна потеряла ребенка.

Хозяйка котенка требовала в суде возмещения его цены — 440 тысяч рублей (за такую цену она продавала животное в Интернете), и компенсации морального вреда — 1 млн рублей. По ее словам, каракала ей не вернули, кошка была перепродана много раз, и сейчас она стала большой и дикой.

Прокурор потребовал для подсудимых по 8 лет лишения свободы.

В Коптевском суде заявили «МК», что Большаков и Ахмадов были признаны виновными и им назначены сроки по 162-й статье УК РФ («Разбой»). Они получили по 7 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Кроме того, они должны вернуть деньги за похищенного каракала — правда, всего 250 тысяч рублей. У москвички сохранился чек именно на эту сумму, хотя Анна пыталась продать зверя за 440 тысяч рублей (в Интернете цены на такого зверя варьируются от 400 до 650 тысяч рублей). Упущенную выгоду суд решил не возмещать.

Также не удовлетворили иск Анны на компенсацию морального вреда, порекомендовав обратиться в гражданский суд, где должны оценить ее страдания и связь между выкидышем и нападением.

К слову, приговор шокировал даже Анну. «Я в шоке», — вымолвила она, услышав срок. Видимо, решение суда будет обжаловано, так как очень жесткое, пояснил адвокат Ахмадова Шамхан Юнусов. По словам защитника, это случилось потому, что стороны не сошлись в цене — Анна просила с Большакова и Ахмадова 3 млн рублей, а их родные могли собрать максимум 1 млн. В случае примирения дело, скорее всего, переквалифицировали бы на статью «Мошенничество», а после приговора подсудимых бы амнистировали.