Никита Игнатьев: Я не «профукал» счастье!

7203c8923e904f59e059e76d797200df


фото: youtube.com

В десять лет без родителей он переехал в Ленинск-Кузнецкий. Ради спорта. Тренировался, учился — девятый класс почти на «отлично» закончил, а одиннадцатый – на пятерки и четверки. «Все говорят, что гимнастику, любой спорт, с учебой совмещать тяжело, это правда. После тренировки приходишь — ничего не хочется. Но надо силы в себе находить, открыть книжку, прочитать хотя бы пару параграфов… Просто ребята частенько из-за лени не учатся».

Вот так. А он просто из семьи военных.

«В семье военного есть определенный порядок и дисциплина. Меня с детства ко многому приучали. Мама, например, по утрам холодной водой обливала. Я сначала — бр-р-р-р-р… А потом привык. Болел, кстати, очень редко. Папа — человек добрый, но никогда со мной не сюсюкал, капризам не потакал, старался сделать так, чтобы я всегда был занят. Когда его строгость проявлялась? Если поздно спать ложился, ломал режим, вместо того, чтобы уроки делать, телевизор смотрел… И хотя я во дворе ровесникам иногда завидовал — гуляют, делают, что захотят, сейчас за трудолюбие и самодисциплину спасибо говорю родителям».

… Шесть гимнастических снарядов – шесть ловушек для любого гимнаста. Рядом – авторитеты, которым не привыкать к подобным выступлениям на чемпионатах: Верняев, Хамбюхен, Степко… И от сборной России многоборье проходит он один. Такое впервые.

Пять снарядов – «полет нормальный». С последнего, перекладины, Никита летит вниз. У всех, кто за него болеет, вырывается глубокое «ох». Несколько минут и… счастливая улыбка Игнатьева говорит сама за себя.

Никита выходит после награждения – не то, чтобы ошалевший от счастья, но даже смущенный: получилось, удержал медаль. «Елки, ведь удержал же!». Я успеваю его перехватить до подхода к следующим камерам и вопросам. Это почти не диалог, скорее монолог.

— Я, мне кажется, на первых пяти снарядах всю свою «психическую» энергию отдал, все вложил, что имел. Это все этот переход с брусьев к перекладине, который я вынужден был просто пробежать, он сбил меня немного. Я ведь последним в группе делал упражнения на брусьях, спрыгнул, встал, еще дышу, как слон… А уже надо хватать вещи и бежать на последний снаряд — перекладину. Бежал с выключенным сознанием. Впопыхах все как-то, сбился и весь контроль и настрой. Получилось, что не очень понятно, как, размялся. И внутренняя энергия уже, видно, заканчивалась. Я из последних сил комбинацию заканчивал. Видимо, отпустил себя в какой-то момент. Никому не пожелаю оказаться в такой ситуации, когда ты на пяти снарядах сделал все, и даже чуть больше, а потом в один миг все теряешь. Это счастье, что успел создать на снарядах «задел», который выручил.

Я сидел между выступлениями с курткой на голове, закрывшись от всех. Просто не смотреть на соперников в этот день было недостаточно. Я внутри себя держал, не выпускал, нельзя было распылять замах. Этот день борьбы должен был прийти, он пришел, я уже не имел права его «профукать».

В первые дни мы по три снаряда делали, в финале – шесть подряд. Это разные, конечно, вещи. Силы другие… Но, как уж получилось. Всем, что до перекладины делал – я доволен, это был высокий уровень. Каждое движение пытался контролировать. И главное, это получалось.

Накануне настраивался всем организмом. Один должен был от России выходить. Мне еще сказали, что дома за меня все болеют, губернатор Тулеев какой-то экран большой распорядился поставить, все смотрят. Мне это сказали, я думаю: Матерь божья, как мне теперь собираться! Я до этого даже в число участников соревнований по многоборью не попадал, а тут – один от страны и есть реальные шансы на медаль, надо только не дрогнуть.

Смог отключиться от этого – думаю, ладно, пусть все смотрят, я буду делами своими заниматься.

Причем — на перекладине-то я ведь самое сложное сделал, а на «ерунде» хочется немного силы сэкономить, тут тебе это желание боком и выходит. Я же с вольных начинал, в которых «напортачил» в первый день. Так к месту ошибки в программе когда подошел, думаю – как угодно, но все должен сделать!

Соперники сильные были – у кого-то лучше сегодня пошло, у кого-то хуже, но, как получилось. Я теперь не просто понимаю, а осознаю реально – бороться могу. И с тем же победителем, Олегом Верняевым. База у меня высокая, мне просто надо не отдавать свое.

Теперь – только вперед. Уверенность, думаю, подкинет и будет стимулировать. Она должна появиться. Или нет, вернее, проявиться. Ведь, как я уже себя начал временами чувствовать? Вечно на задних планах, на вторых ролях. Ребята за меня выступают, вроде я какие-то дырки в команде затыкал с переменным успехом, а сам лично ничего и не показывал. Момент истины настал – личный результат выдал.

Выражение есть: «скромнее надо быть». А мне надо быть не скромным. Дерзким.