Валерий Баринов: «Бах — это та вершина, за которой тянешься в самое небо!»

c59a865d7db5e20d2f6928f2c656d32f

Фото: Татьяна Соколова

Гете высказался парадоксально о Бахе: «Он ясен и все-таки необъясним». Возможно, потому что композитор не был светской личностью, не вел дневниковых записей. Кое что мы знаем о музыканте благодаря некрологу, написанному его сыном Карлом Эммануилом и учеником Агриколой. Опираясь на эти свидетельства (а также другие исследования), артист Валерий Баринов раскрыл некоторые тайны Иоганна Себастьяна во время лекции, а в антракте — рассказал о своем восприятии Баха.

— Бах для меня – что-то недостижимое. Как человек мало сведущий в музыке, я тянусь к нему интуитивно. Я понимаю, что Бах — это такая вершина, за которой тянешься, тянешься в небо, уже и шапка свалилась с головы, а ты все равно не можешь увидеть, чем она заканчивается. Действительно, это великая музыка и непостижимая.


Фото: Татьяна Соколова

— Почему вы согласились прочесть лекцию?

— Решился без промедлений. Сожалею, что не успел выучить материал наизусть или обработать его из-за занятости. В общем, я нахожу, что Бах обладал невероятным чувством юмора. Осознавая свою гениальность, он все равно оставался Человеком.

— Вы отметили его юмор. А прочувствовали некую сакральность и религиозность?

— Понимаете, юмор и религиозность вещи НЕ взаимоисключающие. Человек может ко многому относиться с юмором и быть крайне религиозным. Бах не был закостенелым музыкантом, хотя его долго в этом упрекали. Он и его сыновья от нас далеки, но они дали музыке такое движение и подняли ее на такую высоту, до которой не просто дотянутся.


Фото: Татьяна Соколова

— Вы глубоко погрузились в его биографию. Какое событие из жизни кантора вас заинтересовало или удивило больше всего?

— Вспоминается Гегель, которого поражали две вещи: звездное небо над нами и моральные законы внутри нас. Вот и меня удивляет, как человек, окруженный суровым миром позднего средневековья, создавал такие шедевры, божественную музыку. Так что, давайте попробуем понять, с каким трудом и талантом, Богом данным, он это творил. Давайте любить и восхищаться!


Фото: Татьяна Соколова

Как заметила в разговоре с «МК» органистка Елена Привалова-Эпштейн практика совмещения музыкальной и чтецкой составляющей сложилась не сегодня: «Некогда Иосиф Тавор вел с одной пианисткой проект о Шопене и Жорж Санд: озвучивали их письма под музыкальное сопровождение. А Валерий Баринов рассказывал, что в Перми он читал стихи Пастернака, а музыкант параллельно играл на органе. Вот и мы решили провести нечто оригинальное; воссоздать документальный образ Баха, лишенный всех ореолов и баек, которые ему приписывают. И тут нам повезло с Валерием Александровичем – это идеальное попадание в цель».

Фестиваль продлится до конца лета, на ближайших концертах — любопытный микс органа с флейтой и органа с арфой.