Адвокат семьи Прокопьевой Жорин: «Было очевидно, что Лошагин виновен»

736971a6c8c6a3e9af27b10ae57388e7


фото: ntv.ru

Суть громкого дела: обгоревшее тело известной в Екатеринбурге модели и светской львицы Юлии Прокопьевой обнаружили в лесу 24 августа 2013 года. У девушки была сломана шея.

По версии следствия, в ночь на 23 августа выпивший Лошагин, супруг Юлии, в ходе ссоры до смерти избил жену, после чего вывез ее тело в лес. Чтобы скрыть следы преступления и затруднить опознание девушки, он облил ее голову воспламеняющейся жидкостью и поджег.

Сам Лошагин на протяжении всего процесса отрицал свою вину. Два месяца назад он заявил, что нанял частных детективов для поиска убийц своей жены.

хххх

В среду в зале суда было жарко.

Народу — битком. Местные журналисты, которые внимательно следили за процессом Лошагина, жаловались, что как раз им не удалось попасть на оглашение приговора. Тесный зал позволил вместить только федеральные СМИ.

Сергей Жорин — адвокат, который взялся защищать семью погибшей после того, как Лошагину вынесли оправдательный приговор.

Мы связались с Жориным после окончания судебного заседания.

— Сергей, для вас было очевидно с самого начала, что Лошагин виновен, или вы видели недоработку следователей?

— Когда я вошел в это дело и ознакомился со всеми документами, мне сразу стало все очевидно. Не возникло ни доли сомнения в виновности Лошагина. Почему в вину этого человека не верят его знакомые, я объясню. Когда ранее я читал СМИ, действительно возникали некие сомнения. Дело в том, что Лошагин проводил очень серьезную работу со средствами массовой информации. В этом плане его команда сработала отлично. Ведь никто из окружения Лошагина не был ознакомлен с материалами уголовного дела. Сейчас я сижу вместе с мамой погибшей Юлии, Светланой. В разговоре вскрываются еще некоторые детали жизни фотографа. Так, в 1998 году Лошагин встречался с девушкой, тоже моделью. После очередной их встречи девушка пропала. Через несколько дней ее нашли изнасилованной и изуродованной. По иронии судьбы, мама той погибшей девушки — руководитель модельного агентства, в котором состояла Юля Прокопьева. Лошагин тогда тоже был в числе подозреваемых.

— Посадили тогда кого-нибудь?

— Преступление осталось нераскрытым.

— Если для вас так все очевидно было в нынешнем деле Лошагина, то почему судья первый раз вынес оправдательный приговор? Судьи ведь ориентируются не на публикации в СМИ?

— Я не могу как адвокат прямо ответить на этот вопрос. Скажу лишь, что Лошагин — достаточно влиятельный и известный человек в Екатеринбурге. Когда я внимательно ознакомился с его делом, то могу точно сказать: если бы дело рассматривалось в любом другом регионе, хватило бы одной десятой изначально собранных доказательств для вынесения обвинительного приговора. Далее в рамках пересмотра дела удалось собрать дополнительные доказательства, найти еще свидетелей, видеозаписи, чтобы уже окончательно и бесповоротно разнести любую версию и позицию фотографа. А разнесли мы все это до такой степени, что Лошагин даже отказался от дачи показаний в суде. Он уже не мог выстроить какую-то логическую цепочку против обвинений в его адрес. Например, изначально он говорил, что у него никаких ссор с женой не было, они жили душа в душу. Потом мы получили видеозаписи, где он бегал с оторванным рукавом по лофту в день убийства — видимо, Юля сопротивлялась. Также его бывшая жена рассказала, что он признался ей, что убил Юлю. Было много-много других доказательств. Когда судья зачитывала приговор, она настолько грамотно и качественно проанализировала все доказательства, что ни у кого не осталось сомнений в виновности обвиняемого.

— Лошагин нервничал на суде?

— Он пытался сохранять видимость хладнокровия. Но было видно, что переживал. Как себя может чувствовать любой убийца, который пытается уйти от ответственности?..

— Тем не менее, на приговор он пришел без вещей. Значит, был уверен, что и на этот раз его оправдают.

— Да, похоже, он был уверен. Потому что за ним стояли влиятельные покровители, которые, скорее всего, его убедили в положительном исходе дела. Но, к счастью, суд вынес законное решение. Адвокат Лошагина это поняла с первой минуты, когда начали зачитывать приговор. От того, как сформулированы первые фразы судьи, специалисты понимают, каков будет вердикт. Лошагин это понял, когда судья произнесла, что вина его установлена. В этот момент он передал кошелек и телефон, который принес с собой, адвокату. Та передала ему бутылочку воды.

— Вам тоже сразу стало понятно, что приговор будет обвинительным?

— Я немного нервничал. На заседание явились практически все свидетели, до конца уверенности, что его признают виновным, не было.

— Сторона защиты Лошагина будет подавать апелляцию на решение судьи?

— Я думаю, что они будут подавать апелляцию, потом — кассацию, дойдут до Верховного суда. Не исключаю, что обратятся в Европейский суд по правам человека, найдут правозащитников. Но этот приговор настолько обоснованный, что шансов вытащить Лошагина, думаю, у них нет. Судом считается, что вина этого человека установлена полностью. По показаниям свидетелей, видеозаписям. Проводили биллинг его телефона — эта процедура подтвердила его присутствие в том месте, где был обнаружен труп Юлии.

— Вы все время говорите о том, что Лошагин — влиятельный человек в Екатеринбурге. Он всего лишь фотограф?

— Всего лишь фотограф, повар, парикмахер. Но ведь каждому мэру, губернатору, прокурору нужно где-то кушать, где-то стричься, фотографироваться. Так вот, Дмитрий Лошагин в своем регионе был фотограф номер один. Получить фотосессию у Лошагина — элемент роскоши. Считалось престижно сниматься у него. Он работал с самыми сливками топ-бизнеса Урала — это высокопоставленные чиновники, политики, правоохранители, бизнесмены. Как фотограф он, наверное, талантливый. За время своей работы он успел обзавестись очень серьезными связями. И я считаю, что эти связи сейчас помогали ему решать вопросы в суде.

Ххххх

Мы связались с журналистом из Екатеринбурга Максимом Гареевым, который следил за процессом Дмитрия Лошагина. Вот его взгляд на происходящие события.

— После выхода из СИЗО я с Лошагиным не встречался. Общался с ним по соцсетям. Дима не показывал никаких эмоций на людях, держался, так что трудно было понять — волновался или нет. На свободе он занимался съемками, в его ленте в соцсетях выложено много новых фотографий, — говорит собеседник. — Вы спрашиваете, почему я не верю в его виновность? Доказательства против Лошагина — косвенные. Например, говорили, что Лошагин положил тело в коробку и вынес. В материалах дела сказано, что вынесли тело только через 36 часов. За это время труп уже не сложить — его пилить надо было, чтобы в коробку сложить. Странно, что Юлю не похоронили, а кремировали. То есть эксгумацию для повторной экспертизы не провести уже. В тех местах, где был найден труп, есть ИТК, откуда накануне обнаружения погибшей сбежали несколько зэков. Про этих зэков — молчание.

Мне адвокат Лошагина еще в самом начале сказал: мол, не надо ничего «раздувать». Видимо, жаль. Надо было сразу свое расследование проводить.

В Екатеринбурге люди хотят объективности. Волнует, что доказательная база — никакая, а человеку 10 лет дали. Никто не верит, что Лошагин специально убил Юлю. Сама Юля — еще та штучка была. Она часто пропадала. Могла ни с того ни с сего уйти не то что из дома, а уехать из страны. А Дима потом кричал: «Юля пропала!» Потом, видимо, привык к ее закидонам.

На страничке Дмитрия Лошагина в соцсети люди высказывают свое недоумение: как могли обвинить такого замечательного парня? Мы связались с его приятелем Сергеем Шульгой. Он высказал свое мнение.

— Я близко дружил с Димой до моего отъезда в Краснодар. Потом приезжал к нему в гости. Даже если предположить, что Дима убил жену в порыве ревности, он бы никогда не стал отрицать вину. Я знаю его близко и уверен, что все эти события — чье-то желание либо отомстить Диме, либо убрать с дороги. Он очень открытый человек. И честный. Мы с ним встречались после того, как он вышел из СИЗО. Про свое заключение не любил говорить, но держался хорошо, хотя было очевидно, что ему не просто так все это далось. Когда Димка познакомился с Юлей, то серьезно задумался о пересмотре своего отношения к бизнесу и семье. И как раз тогда он начал говорить, что хочет отойти от бизнеса и купить домик в уютном месте. Однажды историю Лошагина обсуждали в ток-шоу. Его выводили в прямой эфир из Екатеринбурга. Позже в его адрес посыпались обвинения, что он холодно реагировал на все события, происходящие в его жизни. Его обвиняли во лжи. А мне было больно за него. Потому что в эфире он еле сдерживался и пытался просто никак не реагировать.

хххххх

Время, проведенное на свободе, Дмитрий Лошагин зря не терял.

Он продолжал работать. Прайс на его фотосессии взлетел в разы после громкого дела.

Мы не раз пытались связаться с Дмитрием. Договориться по поводу интервью.

— Сейчас я немного приду в себя, и мы обязательно встретимся, — обещал Лошагин сразу после освобождения.

— Мне сейчас очень нелегко говорить на эту тему, — месяц спустя.

— Пришлите мне вопросы, и я выделю для вас время, — еще через некоторое время.

Вопросы отправила.

— Дмитрий в больнице, ему тяжело говорить, — такой ответ услышала я от помощницы Лошагина.

— Давайте еще чуть-чуть подождем, — последнее, что я услышала от фотографа.

До приговора оставался месяц.

Видимо, в тот момент Дмитрий уже понимал, что ответить ему нечего.