ММКФ: Владимира Хотиненко не уволили

be9c85d35c2e6fb1e0e86c61ae55cbf7

Кадр из фильма.

Владимир Хотиненко получил предложение снять о нем фильм, но от биографического жанра отказался. Его героем стал популярный телеведущий Глеб Трегубов, программу которого решено закрыть. Об этом знают все вокруг, но только не он сам. В прошлом зоотехник-селекционер, этот бойкий и успешный малый достиг высот в новой профессии. Его ток-шоу собирает огромную аудиторию. Но только после восьми лет на телевидении и на пороге краха он понимает, что телевидение — это наркотик. Все нормально, пока ты его принимаешь, но стоит перестать, как становится очевидным, в каком дерьме ты жил.

Имея богатый опыт участия в ток-шоу на разных каналах, будучи ведущим собственной программы, Владимир Хотиненко снял фильм не столько о Сергии Радонежском и о том, что происходит с нами, сколько о самом телевидении. Хотя какие мы, такое и телевидение, и наоборот. Казалось бы, Хотиненко должны после этой картины уволить, поскольку он показал во всей неприглядности его суть. Но ничего такого не случилось. На вопрос «МК», не последует ли репрессивных мер в отношении его самого, Хотиненко ответил: «А кто меня уволит и откуда? Да, нашу картину не хотят показывать. Кто-то даже предлагал ее на время отложить — пусть полежит». Тогда возникает вопрос: то ли степень цинизма телечиновников зашла так далеко, что подобные выпады их только бодрят, то ли Хотиненко снял беззубое кино.

Первые зрители углядели в образе политолога в исполнении Анатолия Белого образ министра культуры Владимира Мединского. Слишком уж рьяно он подсчитывал в прямом эфире государственные денежки, потраченные одним кинематографистом на фильм. Оказалось, что о министре никто из авторов «Наследников» и не помышлял. А исполнитель роли политолога Белый пересмотрел множество ток-шоу, видимо, поднахватался знакомых интонаций, так что кое-кого испугало, что он похож на другого известного общественного деятеля. Может быть, по этой причине предлагали «Наследников» на время отложить.

«Это необычная для меня картина, — рассказывает Владимир Хотиненко. — Как никогда я смущен и даже трепещу. Требуется время, чтобы с этим справиться. Какой должна быть степень правды, когда речь идет о религии? Трудно ответить на этот вопрос. Это мой 25-й фильм. Можно было отказаться от него, но я не отказался. И не смог бы снять его, если бы в течение пяти лет сам не вел на телевидении программу «Смотрим и обсуждаем», не знал бы всех телемеханизмов. Чем интересна форма ток-шоу? Ты можешь задать вопрос и получить прямой ответ. Работая на «Наследниках», я окунулся в период своей юности. Все работали с невероятным энтузиазмом. Скажу, наверное, страшную вещь для воцерковленных людей. Стилевым референсом для нас стала «Резня» Романа Поланского. Казалось бы, при чем тут «Резня», когда речь идет о Сергии Радонежском? Тут важен для меня и образ сценариста, принимающего участие в ток-шоу. Он смешной человек. Когда в таком стиле и на таком экспрессивном уровне все происходит, то понимается все точнее. Меня многие воспринимают как человека смеющегося. А у меня апокалиптическое настроение. Юбилей Сергия Радонежского отшумел. А фильм может стать поводом к разговору о нем и в дальнейшем».

Роль телеведущего на пороге увольнения сыграл Леонид Бичевин. Выяснилось, что у него имеется весьма печальный телеопыт: «Однажды я был приглашен вести телепередачу. Мы долго репетировали, но ничего в итоге не получилось. Работа телеведущего сильно отличается от актерской профессии. Меня забраковали. Но Владимир Хотиненко сказал, что ничего страшного, это даже хорошо».

В студии герой Бичевина собрал самых разных людей: политолога, историка, патриота, популярную певицу, которая не так глупа, как может показаться. Ее сыграла Агриппина Стеклова, совсем недавно порадовавшая нас своей первоклассной работой в картине «Инсайт» Александра Котта. Тут роль совсем другая. Актриса сама видела себя в роли врача, приглашенного в студию, но никак не поп-звезды. Агриппина рассказывает: «То, что доставляет тебе наслаждение, не принято считать работой. Это первый опыт в моей практике, когда становится не важно, что из этого получится. Я ничего подобного не играла. И когда пришла на пробы, мне показалось, что произошла путаница. Может быть, это я докторша?».

Таких патриотов, какого сыграл Александр Балуев, мы ежедневно видим в эфире. «Стояла задача через целлофановую мишуру, через телепризму прорваться к мыслям о том, кто мы и что мы, кем будем. Если это удалось, то кино получилось».

Сценарист Мария Кондратова результатом довольна. Свои ощущения она сравнила с теми чувствами, которые испытывает отец, приходящий в роддом. Он же не знает, что в итоге увидит и насколько это будет соответствовать задуманному им девять месяцев назад. «Наш фильм не про победу и не про поражение, — говорит Мария, — а про возможность диалога. В ком-то победил Бог, в ком-то дьявол».

Пожалуй, «Наследникам» не хватило жесткости, но круговорот людей в природе показан точно. Все благие намерения и принципы главного героя забыты, как только поступает очередное предложение участвовать в новом телепроекте с дурацким названием «Стоп-кран». Наши взаимоотношения с телевидением давно стали притчей во языцех. Каналы заполонила всякая дребедень. Об этом не раз приходилось слышать от наших кинематографистов в дни ММКФ, особенно тех, кто работает в настоящей документалистике, а не в пошлой «документалке», дискредитировавшей представления о подлинном кино. Люди на пороге отчаяния и не знают, как одержать победу над телевизором.