Россия выступила против изъятия человеческих органов без согласия доноров

208ef39f52cca21ccf967f557b1447ea


фото: Наталия Губернаторова

Президент РФ Владимир Путин распорядился подписать конвенцию Совета Европы против торговли человеческими органами. В то же время, как сообщают на официальном интернет-портале правовой информации, наша страна осудила включение в конвенцию оговорок, допускающих изъятие человеческих органов без согласия живого донора: «РФ решительно осуждает включение в статью 4 конвенции, невзирая на возражения многих государств, положения о возможности сделать оговорки, допускающие изъятие человеческих органов без согласия живого донора». Данный пункт документа наши власти рассматривают как «отступление от высоких стандартов Совета Европы в области прав человека, существенно подрывающие устанавливаемый конвенцией режим борьбы с указанными в ней бесчеловечными преступлениями, и рассчитывает, что вступающие в конвенцию государства воздержатся от таких оговорок».

Вероятно, за таким осуждением должно последовать серьезное изменение и российского законодательства, предусматривающего презумцию согласия каждого из нас на то, что наши органы могут быть изъяты после смерти. Эта презумция сохраняется и в новом законопроекте о трансплантации, который пока еще только обсуждается Госдумой.

– По нашему законодательству еще с 1993 года мы все – потенциальные доноры. Однако я придерживаюсь мнения, что необходимо ввести как раз презумцию несогласия: пока донор в состоянии что-то сказать, у него должны спросить: можно или нет влезть в ваше тело? Спрашивать согласие на изъятие органов — цивилизованный подход. У нас сегодня другая ситуация – при жизни никто ничего активно не спрашивает. И если ты вдруг догадался, что тебя хотят сделать донором, можешь высказать свое мнение. Трансплантологи ссылаются на Испанию, где сегодня все завещают органы и где ввели презумцию согласия. Но! При этом почему-то забывают, что до этого там многие годы была презумция несогласия, и лишь когда общество поняло, что процедура совершенно прозрачная, а за жизни потенциальных доноров борются, ввели презумцию согласия. Я предлагал ввести в новый законопроект о трансплантации статью о гарантиях людям, что для спасения их жизни все будет сделано, но мою поправку отвергли. Это невыгодно. Ведь донорами становятся те, что поступает в клиники в бессознательном состоянии — жертвы ДТП, инсультов. Лечили их или нет — еще вопрос. В прошлом году «Левада-центр» проводил опрос, который выявил, что большинство россиян не доверяет трансплантологам, так как не уверены, что те будут пытаться спасти жизнь потенциального донора. В новом законопроекте, правда, сделаны некие поблажки — медорганизации хотят обязать обзванивать родственников в течение двух часов после признания кандидата потенциальным донором. Но это должно делаться до процедуры признания донором, а не после! Этого делать никто не будет — все боятся отказов. Получается, что Россия выступает против пункта международной конвенции, который уже фактически включен в ее закон, — говорит член Общественного совета Минздрава России Алексей Старченко.

Тем временем, как недавно заявил на пресс-конференции главный трансплантолог страны Сергей Готье, потребности россиян в донорских органах удовлетворены лишь на 10 процентов. Многие пациенты, не дождавшись необходимой пересадки, умирают. Так, в донорской почке ежегодно нуждается 7–10 тыс. пациентов, а реально выполняется от силы тысяча пересадок. Такая же ситуация и с трансплантацией сердца. Особенно остро стоит ситуация с посмертной трансплантацией детских органов — её в нашей стране просто нет. Хотя законодательная база для её появления уже готова. «Осталось дождаться прецедента — официально зарегистрированной смерти головного мозга ребенка и информированного согласия родителей. С этого момента в России может начаться трансплантация детских органов», — отмечает Сергей Готье.

Трансплантологи очень рассчитывают на новый законопроект, который сохранит презумпцию согласия на посмертное донорство органов при условии, что при жизни гражданин не зафиксировал свой отказ в специальном реестре, который пока еще не создан.