Российские регионы: ни слова, ни свободы

51372f3916c266babb7223fb6f3fec2f


фото: morguefile.com

Помните притчу-сказку о мальчике-пастушке, который кричал: «Волки! Волки!»? Дровосеки на крик прибегали, но никаких волков не было. Так повторялось несколько раз. А когда волки на самом деле пришли, дровосеки пастушку не поверили и на помощь не бросились…

Ситуация со СМИ в регионах напоминает эту сказку. На их «разоблачения» (именно в кавычках) никто не реагирует. А когда придет настоящий трындец, то бишь волк, люди даже не поймут.

Свободная пресса, как известно, даже важнее свободного правительства. На прошедшем на этой неделе фестивале СМИ «Вся Россия-2015» журналисты из регионов рассказали про эту самую свою «свободу». Про то, к примеру, как в их городах все газеты принадлежат мэрам и их родственникам. И эти газеты получают госсубсидии, то есть существуют на наши с вами деньги. И, повторюсь, на наши с вами деньги пишут, что коррупции у них нет, а дворцы, самолеты и яхты заработаны чиновниками честно.

«Понимаешь, а мы ведь не просто бесполезны, мы откровенно вредны, — заметил в кулуарах журналист одной региональной гостелекомпании. — Мы не способны выполнять свою основную функцию — объективно освещать ситуацию».

А есть те, кто способен? Есть. Но писать против власти в регионах — означает сразу либо суму, либо тюрьму. А скорее всего — и то, и другое. Такие СМИ не получают поддержки из госбюджета (те, кто получил, сразу перестают разоблачать, ибо нельзя кусать руку дающего). Против изданий, главредов и конкретных журналистов заведены уже десятки дел. Судьи почти всегда становятся на сторону местных властей и назначают журналистам огромные штрафы и серьезные сроки. Один журналист зарегистрировался на этот фестиваль, чтобы рассказать о коррупции в своем регионе, но СК именно в этот день (!) вызвал его на допрос. Кстати, пойти туда с хорошим адвокатом он не может: у издания на это денег нет.

Проводить настоящие журналистские расследования могут сейчас разве что безумцы. У региональных газет нет средств на командировки и прочие расходы. Да и кто будет содержать репортера те две-три недели, что он «роет землю» в поисках доказательств?

«Потому мы утром идем на пресс-конференцию к главе города, днем пишем о брифинге в ГУВД, вечером — рецензию на местный спектакль, а в промежутках немного «расследуем», — говорит коллега из Ярославля. — Но это ведь ерунда полная. Нельзя быть «немножечко беременным».

Журналисты из регионов словно заклинали членов Общественной палаты, чиновников из Администрации Президента РФ: снизьте налоги, цены на бумагу, типографию, дайте газетам возможность зарабатывать, и тогда вернется независимая пресса. Вспоминали даже слова дипломата и философа эпохи Просвещения Томаса Джефферсона: «На вопрос, что лучше иметь — правительство без газет или газеты без правительства, — я бы не раздумывая выбрал второе».

А еще региональные журналисты смотрели на федеральных почти с завистью: мол, вам в Москве проще, сытнее и свободнее. Наверное… Но толку? На наши журналистские расследования нет никакой реакции со стороны силовиков. Иногда отвечает Генпрокуратура, еще реже — МВД, практически никогда не отвечает Следственный комитет. ФСБ несколько раз проводила проверку по нашим статьям, но о результатах нам не сообщали. И это при том, что мы называли фамилии коррупционеров, приводили документальные доказательства.

Но выход есть. Его предложили представители Администрации Президента (что внушает хоть какую-то надежду). В России создадут Реестр журналистских расследований, где будет скапливаться информация о том, что было сделано по итогам, какие органы отреагировали, возбуждены ли уголовные дела, сняты ли чиновники с должностей. Мы, со своей стороны, предложили, чтобы все уголовные дела против журналистов рассматривал суд присяжных. А то ведь недавно судья постановила взять и поместить главреда одного издания в СИЗО, на том основании, что, цитирую: «он продолжит на свободе заниматься преступной деятельностью, а именно печатать свои статьи».

Хочется верить, что дело и правда сдвинется с мертвой точки. В конце концов Кремлю это нужно даже больше, чем любой оппозиции. Иначе, как в сказке, придут волки, а дровосеки не прибегут.