Балет Черной королевы

фoтo: ru.wikipedia.org

Свaдьбa дe Жуaйeзa и Мaргaриты Вoдeмoн.

Считaeтся, чтo этo искусствo рoдилoсь в мaлoм Бургундскoм кoрoлeвскoм двoрцe Пaрижa в прaвлeниe фрaнцузскoгo кoрoля Гeнриxa III нa свaдьбe гeрцoгa дe Жуaйeзa — любимцa кoрoля, и Мaргaриты Вoдeмoн — сeстры кoрoлeвы Луизы Лoтaрингскoй…

Лeтaющиe тaнцoвщики дa Винчи

Xoтя, eстeствeннo, всe этo чистaя услoвнoсть, пoтoму чтo сaмo слoвo «бaлeт» ужe встрeчaeтся в трудax итaльянскиx тeoрeтикoв и прaктикoв тaнцa нa стoлeтиe рaньшe. Считaeтся, чтo пeрвым нa рубeжe XIV–XV вeкoв в oбoрoт eгo ввeл итaльянский учитeль тaнцeв Дoмeникo дa Пьячeнцa (извeстный тaкжe кaк Дoмeникинo дa Фeррaрa) и в пeрeвoдe с итaльянскoгo этo слoвo oзнaчaeт… «тaнцeвaть».

При рoскoшныx двoрax итaльянскиx гeрцoгoв, гдe oбязaтeльнo сущeствoвaлa дoлжнoсть учитeля тaнцeв, в oбязaннoсти кoтoрoгo вxoдилo нe тoлькo oбучeниe тaнцaм лиц oбoeгo пoлa, нo и пoстaнoвкa прaздничныx зрeлищ, бaлeтoм нaзывaли нeскoлькo тaнцeв, a зaтeм и цeлыe прeдстaвлeния, гдe тaнцeвaли, пeли, читaли стиxи.

Причeм в xoрeoгрaфичeскиe кoмпoзиции в эту эпoxу вxoдили зрeлищa, кoтoрыe сoздaвaлись тaкими титaнaми Вoзрoждeния, кaк Лeoнaрдo дa Винчи. Тaк чтo этoгo xудoжникa мoжнo смeлo зaписaть кaк oднoгo из пeрвыx oфoрмитeлeй бaлeтoв. Тaк, в Милaнe в 1496 гoду для прaздникa, дaннoгo гeрцoгoм Людoвикo Мoрo, пoкрoвитeлeм и зaкaзчикoм xудoжникa, Лeoнaрдo дa Винчи изoбрeл спeциaльныe сцeничeскиe эффeкты и нaрисoвaл кoстюмы тaнцoвщикoв. Срeди прoчиx нoмeрoв чeтырe пaры в мaскax на этом празднике исполняли неаполитанский, испанский, польский, турецкий и французский танцы, составив потом общий ансамбль.

Причем в применении механических устройств Леонардо здесь превзошел сам себя: так, потолок, изображавший небо в герцогском дворце, был усеян бумажными фонариками вместо звезд и расписан изображениями богов Олимпа, при этом проливался чудесный золотой дождь. А если верить рисункам из «Атлантического кодекса», артисты, одетые в мифологические костюмы, появлялись и опускались с потолка помощью больших иллюминированных шаров благодаря системе противовесов и зубчатых передач. При этом хорошая смазка механизмов обеспечивала их бесшумную работу, и получался совершенно волшебный эффект.

А вот рецепт сценического костюма от Леонардо да Винчи: «Чтобы изготовить хороший костюм, возьмите тонкую ткань, покройте её ароматизирующим слоем лака, составленного на основе терпентинового масла, и глазируйте ее ярко-красным восточным кермесом, а затем перфорируйте и смягчите костюм, чтобы он не прилипал к телу…»

Но как из Италии балет попал во Францию? И почему считается, что первый балетный спектакль прошел именно там?

Как это ни странно, с помощью войны, геополитики и женитьбы французского принца на флорентийской герцогине, звали которую Екатерина Медичи. Еще за четыре года до этого восставшие подданные, свергнувшие Медичи во Флоренции, намеревались либо убить и вывесить тело этой обезумевшей от страха 10-летней девочки на воротах, либо продать в бордель, чтобы обесчестить ее. Мятеж был усмирен, Флоренция взята осадой, а вскоре состоялась и свадьба… Появление во Франции итальянки и возвело балет в ранг дел государственной важности. Но судьба Екатерины Медичи стоит того, чтобы о ней рассказать особо.

Нострадамус и Черная королева

Еще не родившись, Екатерина Медичи, дитя герцога Урбинского Лоренцо II Медичи (внука знаменитого Лоренцо Великолепного, покровителя Боттичелли, Перуджино, Верроккьо, Леонардо да Винчи, Микеланджело), умиравшего в момент ее рождения от последствий сифилиса и туберкулеза, и Мадлен де ла Тур, графиня Овернская, также скончавшейся через две недели после рождения малютки, стала объектом политических страстей. Французский король Франциск I хотел завладеть миланским герцогством, и ему удалось заключить политический союз сначала с папой Львом X, племянницей которого и была Екатерина, а потом другим папой из рода Медичи — Климентом VII. И вот в возрасте 14 лет Екатерина стала невестой французского принца Генриха де Валуа, т.е. будущего короля Франции Генриха II.

Её называли Черной королевой и Мадам Змеей, ославили как отравительницу, которая с помощью коллекции ядов, не задумываясь, устраняла своих политических противников. Считали вдохновительницей чудовищной резни в Варфоломеевскую ночь, а также одной из самых великих королев в истории Франции.

По словам одного из ее биографов — Марка Стрейджа, Екатерина была самой могущественной женщиной в Европе XVI века. Образ этой королевы знаком миллионам читателей по романам Александра Дюма «Асканио», «Две Дианы», «Королева Марго», «Графиня де Монсоро» и «Сорок пять», а также по многочисленным киновоплощениям на экране.

Она первая при французском дворе в 1560 году, когда из недавно открытого Нового Света стали привозить табак, стала употреблять его, но не как средство для курения, а от головной боли, уверяя всех, что он отлично помогает. Ее увлечение табаком очень скоро перенял весь двор, а затем и простолюдины, которые называли табак «зелье королевы». По словам писательницы Леони Фрида, «именно благодаря Екатерине французы полюбили табак, и получается, что, несмотря на обычный эпитет «отравительницы», лишь этот случай может подтвердить такую репутацию королевы». Только-только прибыв ко французскому двору, юная флорентийка ввела в обиход дамское боковое седло, дамские панталоны, столовые вилки и десерт из фруктов и льда, то есть первое мороженое… Она первая стала пользоваться при дворе складным веером, ввела носовые платки.

Это у нее на службе был «эскадрон девиц», молодых и красивых фрейлин, которых она, чтобы выведать секреты, подкладывала в постель своим политическим оппонентам.

Екатерину также считали «чернокнижницей». Она поддерживала астрологов и специалистов по черной магии, в частности самого могущественного из них — Козимо Руджери, и легенда гласит, что с помощью зеркал он предсказал ей судьбу и неминуемый конец династии Валуа. Именно этой королеве своей славой обязан Мишель Нострадамус, к предсказаниям которого она прислушивалась. Она спасла его от инквизиции, официально назначила в Арле королевским медиком и астрологом, несколько раз лично приезжала к нему и, разумеется, внимательно читала его центурии, в 353 катренах которых содержалось предсказание судеб мира… Еще при жизни ее мужа он предсказал скорую смерть монарха во время рыцарского турнира, любителем которых был Генрих II. В 1558 г. в заключительной части центурий Нострадамус обращается к королю Генриху II, называя того повелителем мира и обещая раскрыть историю человечества на столетия вперёд.

Два льва сойдутся в поединке,

И юный старого сразит.

Сквозь щель в позолоченной клетке

Он око острием пронзит.

Один удар, а раны две;

На ложе мук почиет лев.

За четыре года до смерти короля в 1555 году Нострадамус опубликовал это свое пророчество в центуриях. Стих LXXXV был известен Екатерине. Поняв эти зловещие предначертания таким образом, что старый лев — это король, а позолоченная клетка — это забрало его позолоченного шлема, Екатерина заклинала мужа не участвовать в этот день в турнире.

К тому же еще один предсказатель — личный астролог семьи Медичи Лука Гуорико, предупредил, что на сорок первом году жизни королю следует избегать одиночного боя в закрытом пространстве, и посоветовал королю воздержаться от турниров, обратив внимание именно на его сорокалетний возраст. Невзирая на предупреждения, Генрих решил принять участие в состязании — ведь дама его сердца, Диана де Пуатье, некоронованная королева и настоящая повелительница Франции в те времена, восседала в центральной ложе в окружении придворных дам…

30 июня 1559 года в поединке с молодым капитаном своей шотландской гвардии графом Габриэлем де Монтгомери копье при ударе о шлем расщепилось и прошло в прорезь шлема короля. Через глаз Генриха дерево вошло в мозг, смертельно ранив монарха. Король был увезен в замок де Турнель. Лучшие врачи королевства 10 дней боролись за жизнь Генриха… А потом Екатерина выбрала своей эмблемой сломанное копье с надписью «От этого все мои слезы и боль моя» и до конца своих дней в знак траура носила черные одежды. Она первой из французских королев стала носить траур черного цвета. До этого в средневековой Франции при трауре носили белое платье.

Фривольные балеты Генриха Манна

Итак, мороженое, табак, вилки, носовые платки… А кроме того, чернокнижники, звездочеты и предсказатели вкупе с главным из них — Мишелем Нострадамусом… Но главное, что сделала это неутомимая Черная королева для своей второй родины, Франции, — это балет. Ведь в свите этой тогда еще совсем не королевы, а молоденькой 14-летней девочки, которая выехала из столицы итальянского Возрождения, Флоренции, в Париж, в качестве приданого помимо несметных богатств и земель, которые она принесла французской короне, оказался, по одной из версий, и скромный балетмейстер и скрипач Бальтазарини де Бельджозо, переименованный позже на французский манер в Бальтазара де Божуайё. Именно ему и суждено было сыграть заметную роль в становлении французского придворного танца: заимствованный из Италии балет во Франции благодаря усилиям Бальтазара де Божуайё вырос в пышное и торжественное зрелище. Так во Франции, собственно, продолжилось дальнейшее развитие балета как танцевального искусства.

Судя по тому, как быстро этот итальянец занял высокое положение в обществе, талантами он обладал немалыми. Он сначала стал камергером Екатерины, а затем получил должность начальника оркестра скрипок и главного распорядителя всех королевских праздников, представлений и увеселений. Судя по роману Генриха Манна, описавшего в своем романе «Молодые годы короля Генриха IV» эти увеселения, были они при дворе весьма специфического свойства.

фото: ru.wikipedia.org
Генрих III.

Дело в том, что о личности последнего короля династии Валуа — Генриха III (при крещении получил имя Александр-Эдуард), окружившего себя многочисленными фаворитами, которых прозвали «миньонами» (то есть «любимчиками»), историки спорят до сих пор. Одни изображают его развращенным содомитом, введшим в моду при дворе весьма двусмысленные даже по нынешним временам забавы. Но обращаются они в основном к свидетельствам политических врагов и недоброжелателей короля, стремившихся утвердить о нем скверную репутацию. Информационные войны и тогда велись жесточайшие, и пропаганде, дезинформации и тиражированию злобных сплетен уделялось немалое внимание… Среди горожан о короле повсюду распевались в Париже похабные куплеты, а за ними 12 мая 1588 года последовала и знаменитая «ночь баррикад», по сути первая французская революция…

Другие историки на основании сохранившихся документов, свидетельств и писем самого короля доказывают обратное. Один из них — современный французский исследователь Пьер Шевалье, приводит, например, свидетельство Давиля, автора «Истории гражданских войн», отец которого служил у Екатерины Медичи и был беспристрастным свидетелем последних лет правления Генриха III. Давиль писал: «В действительности его можно обвинить в некоторой слабости к придворным дамам, но он был очень далек от морального распада, в котором его обвиняют». Он отмечает также, что окружение короля не принимало всерьез и даже находило смешными подобные слухи. Другой документ, который приводит Шевалье в биографии Генриха III, — свидетельство Пьера л’Эстуаля, члена королевской канцелярии, причем вовсе не благожелательного к королю: «Только сумасшедшие болтают об этом».

фото: ru.wikipedia.org
Екатерина Медичи.

Странным был этот король… «Периоды роскошной жизни чередовались у него с кризисами мистицизма, когда он на целые недели затворялся в монастыре. Вынужденный решать неразрешимые проблемы в период смуты, он должен был доверять сохранение королевства достойным и верным людям, которых выбирал в среде мелкого дворянства, поскольку крупное все более выходило из-под контроля». Имел привычку осыпать своих «миньонов», начинавших свою придворную карьеру в 17–18 лет и набранных из нетитулованных людей, наградами и дорогими подарками, а это вызывало зависть и порождало слухи…

Так что фривольные описания первых балетов у Генриха Манна не соответствуют действительности. Отлично описавший эпоху писатель в этой части, оказалось, ни на какие серьезные документы не опирался и дал волю фантазии. Что ж, художественное произведение за документ считать нельзя. Роман, он и есть роман.

Так кому же верить?

Самый дорогой спектакль в истории человечества

Так или иначе, балет, ставший свадебным подарком короля своему «миньону» Анн де Батарне, барону д’Арк, герцогу де Жуайезу (все это один человек!), считается самым дорогим спектаклем в истории человечества. Король, переживший недавно смерть двух других своих любимцев Келюса и Можирона, проникся к юноше симпатией, и милости сыпались на 20-летнего Анна одна за другой. В возрасте 21 года он стал адмиралом Франции, через год — командором ордена Святого Духа и правителем Нормандии (эта должность обычно оставалась за дофином, то есть наследником престола), а потом еще и Гавра. После смерти брата короля Жуайез от королевского имени стал управлять герцогством Анжуйским (которое было передано его брату графу дю Бушажу) и Алансонским. То есть по количеству привилегий сравнялся с принцами крови. Но еще до этого, в 1581 году, Генрих III, сделав Жуайеза герцогом и пэром, женил его на сводной сестре королевы, Маргарите Лотарингской. Таким образом, «миньон» стал родственником короля. Свадебный подарок, полученный им от монарха, составлял 400 000 экю. Но эти суммы были довольно скромными по сравнению с затратами на сами празднества. Пышные свадебные торжества, начавшиеся 18 сентября и длившиеся месяц, как раз и закончились первым в истории балетным спектаклем — «Цирцеей», или «Комедийным балетом королевы».

Писатель г-н Л`Эстуаль не без ужаса писал в те времена: «Расход так велик, что ходит слух, что королю это обойдется не менее миллиона двухсот тысяч экю». Если такая колоссальная сумма правдива (а по словам исследователя Джона Барона, это все же затраты на все празднества, а балет обошелся в меньшую сумму — 400 000 экю), то это, даже по самым скромным подсчетам, составляло одну четверть годового жалованья всей французской армии! На такие затраты пошла Екатерина, чтобы организовать это празднество. Но тратить огромные деньги на такие акции «флорентийка» не уставала, ведь размах спектаклей свидетельствовал о могуществе, силе и богатстве Франции, а на это денег жалеть не пристало. Да и пускать пыль в глаза королева любила.

Поэзия и балет идут рука об руку

Хотя время рождения «Цирцеи», или «Комедийного балета королевы» — самый разгар династических заговоров и религиозных войн во Франции — казалось, не располагало ни к забавам, ни к увеселениям. Тем не менее они лились рекой как до «Цирцеи», так и после нее. Еще за 9 лет до первого балета в истории человечества и буквально за несколько дней до Варфоломеевской ночи в королевском дворце с помощью того же де Бельджозо был дан спектакль «Защита рая», в котором также участвовали члены королевской семьи. Король, тогда еще Карл IX, с братьями изображал защитников рая от врагов, роли которых исполняли Генрих Наваррский (будущий король Генрих IV) и его друзья, гугеноты по вероисповеданию. Победив, Карл IX ввергал тех в пылающий ад. В конце 12 нимф покидали райские кущи, чтобы более часу исполнять перед зрителями и побежденными рыцарями балет, где принимали участие рыцари-победители. По меткому замечанию историков, «Защита рая» стала маленькой генеральной репетицией кровавой резни, произошедшей в ночь на праздник Святого Варфоломея, с 23 на 24 августа….

Казалось, какие праздники и балеты после такой трагедии, да еще в почти полностью разоренной стране? Но политический расчет и желание показать Францию сильной и могущественной державой заставляли королеву и дальше тратить деньги на, казалось бы, никому не нужные забавы.

Прошел всего год со времени Варфоломеевской ночи, когда в 1573 году в Париж прибыли польские послы, чтобы предложить корону этой страны сыну Екатерины Медичи герцогу Анжуйскому, будущему королю Франции Генриху III… И королева дает в их честь «Балет польских послов». Жанровое определение «балет» относилось уже ко всему зрелищу в целом. Драматический сюжет тут отсутствовал, действие протекало исключительно в поставленном де Бельджозо фигурном танце.

В зал, специально построенный для этого праздника, при свете факелов въезжала колесница в виде серебряной скалы. В нишах восседали 16 придворных дам, являвшихся аллегорическим изображением 16 провинций Франции. Сойдя с колесницы, под звуки оркестра из 13 музыкантов, по свидетельству историка Брантома, они «протанцевали искусно задуманный балет со множеством поворотов, свертываемых и развертываемых линий, переплетений и смещений, наступлений и остановок. Ни одна дама не ошиблась местом или шеренгой».

В свою очередь, этим представлениям при дворе Екатерины Медичи предшествовали другие, которые тоже имели хореографическую основу. Как и танец, стих ведь также подчиняется правилам рассчитанного метра и ритма. Таким образом, высокая поэзия и балет пошли в те времена рука об руку. Ведь еще в 1567 году Жан-Антуан де Баиф, один из поэтов «Плеяды», основал Академию поэзии и музыки, в которой в числе новых поэтических форм возник «поющий рассказ». Такие поэты, члены «Плеяды», как Ронсар, Жодель, тот же Баиф, сочиняли для дворцовых празднеств стихотворные прологи и дифирамбы, которые перешли потом в придворные балеты.

«К концу трапезы в зале появлялся грандиозный кортеж сирен или нимф-охотниц, которые танцевали под звуки скрипок. Иногда их выход, следуя итальянскому обычаю, совершался на колесницах в форме горы, затянутой серебристым газом. Они исполняли поющий рассказ, затем, спустившись с колесницы, начинали балет».

«Комедийный балет королевы»

Но почему же тогда все-таки именно «Цирцея» считается первым балетным спектаклем в истории хореографии, если, как мы видели, балеты показывались не только во Франции, но и в Италии задолго до нее?

По сложившейся со времен Возрождения традиции танец и в «Комедийном балете королевы» также чередовался с пением, декламацией стихов и игрой на музыкальных инструментах и, конечно, мало чем напоминал современный балет. «Ведь и древность не произносила своих стихов без музыки, а Орфей никогда не заставлял свой инструмент звучать без стихов», — писал де Божуайё в предисловии к либретто, оправдывая вокальные номера, стихи и диалоги без музыки, которые и преобладали в представлении. «И все же я отдаю честь и первое место танцу», — добавлял он, хотя собственно танцы занимали здесь не больше четверти всего действия.

Действительно, ни в одном балете до него хореографии не уделялось так много места. Здесь она служила не только для развлечения и услаждения глаз, как раньше, но через пластические сцены уже излагался сюжет «Цирцеи», выстроенный на прочной драматургической основе. А через него соединялись музыка, пение, живопись и танец, которые выразительно вели вперед драматический сюжет или, говоря словами де Божуайё, «чтили прекрасный смысл комедии». Такой подход к танцевальному искусству был непривычен и нов.

Кстати, слово «комедийный» в названии, конечно, употреблялось не в современном значении и совсем не означало, что зрителей будут смешить. Оно употреблялось в значении «драматический», и его присутствие как раз подчеркивало наличие целостного сюжета.

А сюжет этот был заимствован из соответствующего эпизода «Одиссеи» Гомера. Божуайё выбрал излюбленный миф поэтов и художников барокко о волшебнице Цирцее. Из всего этого сюжета хореограф выбрал только эпизод самого прибытия греческого героя во владения волшебницы и победы над нею с помощью богов и богинь. Сюжет этот был разукрашен множеством придуманных подробностей. Действующих лиц было множество: Цирцея, Юпитер, Меркурий, Минерва, остальные боги, богини, герои, наяды, дриады, сатиры, нимфы, добродетели, Пан и т.д. Все они были роскошно костюмированы. У сирен, например, присутствовали раздвоенные хвосты, которые были закручены сверху и переброшены через плечо. А Цирцея, подобно Мирте в еще не созданном балете «Жизель», обладала волшебным жезлом…

В балете были заняты придворные дамы, которые, по словам современника, «так проворно соблюдали место… что сам Архимед не разобрался бы в геометрических пропорциях лучше», а кроме того, пажи и скрипачи. Действие возглавляла сама королева Луиза — жена Генриха III и ее сестра, невеста Жуайеза Маргарита. Они были наядами. А во главе нимф танцевали все «вплоть до ее величества королевы-матери»! Но сам король в этом балете еще не танцевал. Однако пройдет не так много времени, и в балетах затанцует и сам монарх.

фото: ru.wikipedia.org
Король Генрих III и королева Луиза Лотарингская.

Музыку к первому танцевальному представлению создали Ламбер де Больё совместно с Салмоном, стихи сочинил Жак Патен, в помощь которому был выделен духовник короля Шеней или, по другим версиям, Лашене.

А вот как выглядела сцена в те времена…

Представление шло в зале, опоясанном с трех сторон двухъярусной галереей. В центре у стены находились места королевской семьи и знатных гостей — принцев и принцесс, перед которыми с обеих сторон находились места, предназначенные для посланников, а за ними шли сорок деревянных ступеней в ширину зала, которые доходили до первых галерей и служили сиденьем для придворных дам… Напротив находилась сцена, она еще не возвышалась и представляла собой сад Цирцеи.

«В саду высился замок с двумя башнями, в перспективе виднелся город с домами и колокольнями, а в небесный свод были вставлены разноцветные стекла, подсвеченные масляными лампами. Справа от главных зрителей, на полпути от них к сцене, находилась роща из дубов с золотыми листьями и желудями. Там, в гроте, Пан играл на свирели и в нишах размещались нимфы. Налево, под золотым сводом, окутанным облаками, прятались музыканты. С потолка над сценой свисало облако: оттуда по ходу действия спускались Меркурий и Юпитер. Костюмы из ярких шелков, золотой и серебряной парчи сверкали драгоценностями».

Как видим, в дело пошли все находки Леонардо да Винчи, придуманные за 90 лет до этого.

Чего только не было в этом самом первом балете… Главное, конечно, колесницы, которые были непременным декорационным оформлением всех первых балетов…

По ходу действия на сцену выезжала многоярусная колесница-фонтан с морскими божествами. «На верхнем ярусе восседали наяды — королева в кругу своих дам, на нижнем — тритоны и сирены с богами Главком и Фетидой во главе. Партию Главка пел сочинитель музыки Больё, партию Фетиды — его жена». Кроме того, в другом акте была задействована еще одна колесница, влекомая драконом, на которой выезжала богиня мудрости Минерва (то есть Афина Паллада).

Но самое важное, что хореограф Бальтазар де Божуайе создал удивительные по своей геометрической отточенности массовые танцы, в которых участвовали дамы, одетые наядами и дриадами. Они соединялись в конце и составляли большой выход гран-балета «из сорока пассажей или геометрических фигур, иногда в виде каре, иногда — круга, многих и разных фасонов, иногда — треугольника в сопровождении маленького каре и других мелких фигур. Эти фигуры, исполняемые двенадцатью наядами в белом, едва успевали сложиться, как их разрушали дриады в зеленых нарядах». Так возникал фигурный, изобразительный танец.

Помимо того что это был самый дорогой спектакль в истории человечества, он был еще и очень длинный — представление, хотя и было разделено на акты, без перерыва длилось пять с половиной часов: с десяти вечера до половины четвертого утра!

Пройдут годы… Ровно через 6 лет и пять дней после первого балета в истории человечества в битве при Кутра погибнет юный адмирал, в честь которого балет и задумывался… А через два года из мира уйдут и престарелая 69-летняя «черная королева» и его повелитель Генрих III. Последний представитель Валуа будет убит религиозным фанатиком, на трон взойдет Генрих IV (Наваррский) из династии Бурбонов (который тоже в свою очередь будет убит религиозным фанатиком), но и в 1595 году новому королю представят неоплаченную расписку на 65 133 экю… Королевству уже совсем при других монархах еще долго придется платить по счетам за этот балет…