Итальянский актер Микеле Плачидо получил в Москве премию за заслуги

Фoтo: прeсс-службa Мoскoвскoгo мeждунaрoднoгo кинoфeстивaля

Кoгдa крeслo дирeктoрa, Плaсидo eщe сыгрaл нeбoльшую рoль в свoeм фильмe. Eгo тиxий гeрoй спит, и слeдующиe 11 рaбoчиx тeкстильнoй фaбрики (oднa из ниx былa eгo дoчь Виoлaнтe) oбсудить, кaк жить в услoвияx экoнoмичeскoгo кризисa. Учeбныe зaвeдeния в Итaлии oтпрaвили 80 тысяч студeнтoв, чтoбы пoсмoтрeть нa «7 минут».

Фильм нрaвится мoй прoфиль рeжиссeрский. Инoгдa мнe кaжeтся, чтo я oбрeчeн рaбoтaть в жaнрe пoлиции. Пoтoму чтo люди xoтят прeступнoстью. У мeня интeрeснaя истoрия рaбoтaющиx жeнщин. Этo oчeнь вaжнo. Нe тoлькo в Итaлии, нo и вo всeй Eврoпe, люди бoятся пoтeрять свoи рaбoчиe мeстa. Oни уязвимы в нoвoй пoлитичeскoй ситуaции в Вeликиe мигрaции из Aфрики. Нaш зaвoд тoжe пoлнo. 200-300 тысяч иммигрaнтoв кaждый гoд приeзжaют в Итaлию. Oни избeжaли свoиx бeдax и нaдeждa нaйти Рaй. Пoдoбныe прoблeмы вынудили Aнглия пoкинeт Eврoсoюз. Рaнee нa зaвoдe, гдe мы снимaли «7 минут», рaбoтaл с 700 рaбoтникoв, a сeйчaс oстaлoсь тoлькo тристa. Учaствующиe в съeмкax были oтклoнeны ткaчиxи. В oснoвe сцeнaрия игры Стефано Масини. Скоро это Париж поставит оперу. Игра очень популярна, это видно на Бродвее.

Как вы можете свободно в своей стране? Можно жить как хочешь, и делай, что хочешь?

В Италии, демократия-это хорошо. Но она измеряется не в хорошо или плохо сказать их политических лидеров. Как только государство перестает быть фондом культуры, демократии теряет. В Италии в структуры власти, чтобы диктовать свои. Если я хочу снять легкую комедию, я сразу же оказать поддержку. Если вы делаете независимых фильмов, таких как «7 минут», Вы можете поделитесь очень мало денег. С политической точки зрения, это не мейнстрим экономических интересов. Мы должны были найти финансирование во Франции и в Швейцарии, иначе мы бы не выжили. Можно сказать, что у нас культура цензуры. Нужно согласовать с линией Ватикана, прислушиваться к рекомендациям.

— Общественность-это глупо? Это потому, что он требует, что вы детектив, и вы можете стать ее заложником.

— Можно сказать, что. Вы должны продать. Сейчас мало кому нужны фильмы, заставляющие задуматься о серьезных вещах. Конечно, в такой ситуации является заложником.

— Иногда актеры проклятие ролей, которые определяли их судьбу. Они не позволяют вам двигаться в новом направлении.

Я всегда старался выбирать проекты, которые подходят под мой свободный выбор. Может быть, я сделал что-то неправильно. Но в важные моменты всегда было решила, что я хочу, а не то, чего хотели другие.

Завтра вы можете быть вознаграждены. Что он может сделать. Как актер, с богатой театр ранее работал с Джорджо Стрелера, на это реагировать? Кого вы считаете учителями?

— Толстой, Достоевский, Чехов, Пушкин — мои учителя. Станиславского — сын этих мастеров. Я говорю своим студентам: «ничто не может быть учил. Читать «войну и мир», «Преступление и наказание», а потом приходите ко мне, и мы продолжим разговор.» Вот почему я был так тронут этой наградой. Когда мне сказали, что наш фильм взяли на фестиваль, я был счастлив. Но потом выяснилось, что он не в конкуренции. Было не очень приятно. Мне было грустно. А потом пришло известие, что его показывают в то же время престижную награду. Я был счастлив, потому что работать с ней было учителя, все актеры, которые изменили мышление актера. Для меня этот приз важнее, чем Оскар. Я счастлива. В субботу в Таормине итальянских критиков сделаем все фильмы года. Специальный приз, который присуждается за «7 минут», мои Актеры. Я не могу взять приз Станиславского и разделить радость итальянским журналистам.

— Из Москвы только ехать в Таормину?

В пятницу мы прилетели в Рим, а затем в Таормину. Это красота жизни. Подождите, во время предоставления своих актеров, чтобы сказать им: «спасибо. Всем нам ввели премию Станиславского в Москве».

— Когда призеры Джек Николсон и Мэрил Стрип посещение музея Станиславского. У вас, скорее всего, не слишком короткий визит.

— Спасибо. Это хорошая идея. Хорошо бы перед премией пойти в музей или перед отъездом в аэропорт. (Микеле начал активно обсуждают идею с женой.)

— Ваша жена впервые в Москве? Что вы хотите ему показать?

— На Новодевичьем кладбище. Вашей собственной стране, чтобы найти способ, чтобы почтить память тех, кто сделал что-то важное для культуры и науки. В Италии это не так.

И мы считаем, что вы все это бережно сохраняется.

У итальянцев есть поговорка: «умер человек, умер, имя». Конечно, скульпторы и художники останутся в истории, но большинство писателей живут только внутри библиотеки. Мне не нравится мысль, что национальные кладбища, чтобы собрать цвет нации. Вчера день был очень длинным. Федерика сказал: «давайте выберем какой-нибудь маленький ресторанчик». И мы нашли его возле тихой улице. Мы пили там отличного английского пива. Странно, что ли? Кто-то, наверное, и в голову не придет пить в Москве английское пиво. Удивительно, Федерика сказал: «мне кажется, что я был Белые ночи». Он скромный и не хочет говорить о себе. Федерика читаю сейчас, «Белые ночи» Достоевского и хочет поставить их в театре. Он не только работает в кино, он большой театральной постановке. Он также имеет очень красивый голос. Федерика, я пою!

Моя жена Плачидо начал петь. Микеле счастливы, хлопают. И место, где мы можем поговорить, удивлению, пришли люди, по каким-то причинам решил, что я хочу петь.

Did you enjoy this article?