Прояснилась судьба еще одной похищенной картины Айвазовского

Картина «Вечер в Каире», о которой «МК» подробно писал в номере от 1 июня, не будет продана с аукциона, пока эксперты не разберутся в ее происхождении. Если следствие решит, что это та самая работа, украденная из квартиры наследников судостроителя, любимца Сталина, Ивана Носенко, то она вернется в Россию и уже не покинет страну (произведения искусства старше ста лет запрещены к вывозу по российским законам). Если же нынешней владелице «Вечера в Каире» удастся доказать, что это другая работа Айвазовского, без криминального прошлого, то картина останется за рубежом и, возможно, повторно будет выставлена на аукцион. Но разбирательство предстоит детальное — вряд ли оно скоро завершится.

Впрочем, даже если бы «Вечер в Каире» все-таки выставили на торги, его шансы на продажу были не велики. И дело даже не в скандальной ситуации вокруг картины, а в общем состоянии арт-рынка. Он «замерз». Об этом свидетельствуют и скромные результаты аукциона русского искусства Кристис, состоявшегося 1 июня: не продано ни одного лота дороже £1млн. Осталось невостребованным и самое дорогое полотно на Кристис — «Американское судно у скалы Гибралтара» кисти Ивана Айвазовского, оцененное в £2–2,5 млн. Торги Сотби 2 июня, где мог бы продаваться «Вечер в Каире», тоже прошли спокойно. Самым дорогим лотом стала работа Зинаиды Серебряковой, изображающая нагую спящую девушку, — при оценке £400-600 тыс. картина продана за £3,845 млн.

Кажется, коллекционеры все больше осознают риск получить в собрание сомнительную вещь. Вот еще один криминальный пример, касающийся снова картины Айвазовского, — только в этом случае работу не удалось вовремя обнаружить и она до сих пор «гуляет» по коллекциям. Ее уже дважды продавали на торгах. Речь о работе «Море» (2-я пол. XIX в.), похищенной из музея-заповедника «Дмитровский кремль», что в Московской области.


Картина “Море”. Репродукция на аукционе.


Картина “Море”. Репродукция на аукционе.

— В 1976 году наш музей находился в соборе — тогда шел ремонт здания. Сигнализации не было. Преступники проникли внутрь через подкупольную часть храма и унесли много вещей, в том числе картину «Море» Ивана Айвазовского, — рассказывает «МК» главный хранитель музея-заповедника «Дмитровский кремль» Татьяна Павлова. — По всей видимости, это была заказная кража. Милиция ничего не смогла выяснить и закрыла дело. Но в 1990-е годы я обращалась в отдел по розыску Минкультуры, отдала фото картины, и в итоге они попали в «черный каталог» (официальное название каталога — «Внимание, розыск!» — Прим. авт.).


Фото картины “Море” И. Айвазовского в экспозиции музея-заповедника “Дмитровский кремль”. Фото 60-х годов (2 разные развески).

— Уверены, что на торгах продали ту самую работу из вашего музея?

— Да! Абсолютно! У нас есть снимки работы в экспозиции 1960-х годов. Если сопоставить аукционные фото и наши — точно она! Об этом говорят и следы от прорыва в верхнем правом углу, которые видны на фото аукционных домов.


Фото картины “Море” И. Айвазовского в экспозиции музея-заповедника “Дмитровский кремль”. Фото 60-х годов (2 разные развески).


Фото картины “Море” И. Айвазовского в экспозиции музея-заповедника “Дмитровский кремль”. Фото 60-х годов (2 разные развески).

Украденная в дмитровском музее работа Айвазовского впервые была продана с молотка в Нью-Йорке на аукционе Сотбис в 2005 году. Но выставлялась она под другим названием («Вид на Ревель. Эстония»), размеры полотна изменили (указали на торгах 59,7х81,3, на самом деле — 58х82 см). «Море» тогда продали за $552 тыс. Через год работа «всплыла» в Цюрихе, на торгах аукционного дома Коллер. И ушла с молотка уже за $1,26 млн. Она и сейчас находится в частном собрании, владелец которого, возможно, не знает о криминальной истории картины.


История аукционных продаж украденной из Подмосковья картины “Море”.


История аукционных продаж украденной из Подмосковья картины “Море”.