ЕГЭ стукнуло 15 лет, и дети его уже не боятся

5fdb27f7677909e0779060bd74fbe8d8


фото: Геннадий Черкасов

Главным плюсом единых госэкзаменов считается возможность поступления в столичные вузы, открытая ими перед ребятами с периферии: «Если до ЕГЭ 75% студентов Москвы и Петербурга были местными жителями и 25% приезжими, то сейчас картина прямо противоположная»,- напомнил бывший глава Рособрнадзора, вводивший ЕГЭ в 2000 году, Виктор Болотов.

Это — явный позитив. Правда, лишь при условии, что экзамены на той самой периферии сдавали честно. А с этим, как известно, до недавнего времени были большие проблемы: массовое списывание с благословения организаторов экзаменов, торговля экзаменационными материалами, утечки заданий, ЕГЭ-туризм и т. д. и т. п. В результате всех этих и многих других многолетних махинаций, ЕГЭ дискредитировался в глазах общества настолько, что в 2014 году новому руководству Рособрнадзора пришлось применять экстренные меры, чтобы вернуть его в правовое поле. Должно быть, по этой причине «отцы-основатели» ЕГЭ сегодня и отрицают, что вводили его как средство борьбы с коррупцией: дескать, это, изумил журналистов бывший замминистра образования и науки, а ныне ректор Московского городского педуниверситета Игорь Реморенко, не более чем «медийные штампы».

Примечательны и воспоминания Болотова о том, как золотые медалисты доегэшного периода, зачисляясь по тогдашним правилам в вузы вне конкурса, «делали по 6-7 ошибок в заявлениях о приеме», и это при том, что в некоторых регионах с «золотом» выпускался каждый десятый. Но ведь то же до прошлого года происходило и со 100-балльниками ЕГЭ, и в том числе, по русскому языку! Только ошибок в заявлениях они делали еще больше, а кое за кого их и вовсе писали родители, освоившие грамоту в прежние времена.

Впрочем, надо признать: в прошлогоднюю приемку количество таких случаев резко сократилось, а в нынешнюю, похоже, будет еще меньше. При этом одним «завинчиванием процедурных гаек» дело не ограничилось. Вначале из тестовой части убрали идиотские вопросы, вроде «как звали лошадь Вронского». А за последние годы в процедуру и содержание итоговой аттестации внесли такие радикальные изменения, как резкое сокращение части «А» с выбором ответов, разделение математики на базовый и профильный уровни, введение итогового сочинения и устной части ЕГЭ по иностранным языкам, право пересдачи ЕГЭ в течение года, легализация портфолио с внеучебными достижениями выпускника.

Многие из них, признался Виктор Болотов «МК», обсуждались и раньше. Но с одними было «слишком много хлопот», как с отмененной 7 лет назад устной частью ЕГЭ по иностранным языкам. Для других, как, скажем, для сдачи экзаменов в декабре, апреле и июне, не хватало единой базы данных, созданной лишь сравнительно недавно. Третьи — например, портфолио и сочинение — не обладали необходимым уровнем доверия власти и общества в целом. Все эти возможности, по словам бывшего чиновника, открылись только сейчас.

Главное же, подчеркнул директор образовательного центра «Царицыно» № 548 Ефим Рачевский, что «дети перестали бояться ЕГЭ»:

— Поначалу, чтобы они меньше паниковали, мы придумали свои ритуалы сдачи ЕГЭ. Например, приносили на ППЭ (пункт проведения экзаменов) знамя школы, к которому они прикасались на удачу по дороге в аудиторию. Потом талисманом на счастье стало прикосновение к моей лысине — жена первое время даже спрашивала, что это она у меня такая красная. А потом случилась катастрофа: я застрял в пробке, ребята отказались идти на экзамен, и мне пришлось просить помощи у гаишников с мигалкой. А в этом году мои ребята сдавали математику в трех разных ППЭ, и я, чтобы успеть всюду, решил объехать их на мотоцикле. Каково же было мое удивление, когда я понял, что этого можно было не делать: панический страх исчез!