Почему Афины вряд ли откажутся от евро


фото: Алексей Меринов

Да, греческая драма высветила массу предельно непривлекательных, даже уродливых аспектов евроинтеграции. Но она же показала, каким колоссальным запасом устойчивости обладает ЕС. Даже если Греция «спрыгнет с парохода» — во что я не очень верю, — на способность самого «судна» держаться на воде это не повлияет. С Грецией или без нее Европейский союз не просто выживет — он станет более стройным, избавленным от груза прошлых финансово-политических авантюр.

Почему я выступаю со столь оптимистичным для Европы прогнозом в момент, когда газеты самого ЕС заполнены статьями со словами вроде «ужас», «крах», «провал», «высочайшая степень риска»? Потому, что у меня есть «точка опоры». Я сравниваю нынешнее состояние Евросоюза с процессом интеграции на просторах бывшего СССР. И это, как мне кажется, позволяет мне увидеть те ключевые детали, которые сами европейцы в нынешней атмосфере паники не замечают.

Вспомним вкратце события минувшей недели. Премьер-министр страны Алекс Ципрас получил от греческого народа мандат на право послать Европейский союз на все четыре стороны стороны или, если хотите, на все три буквы. Казалось бы, убежденный левак и бывший член Коммунистической молодежи Греции Ципрас должен ухватиться за этот шанс всеми своими руками и ногами.

Вместо этого греческий премьер наступает на горло и своей предвыборной программе, и своим политическим убеждениям. Партия Ципраса «Сириза» пришла к власти в первую очередь с помощью обещаний: мы покончим с политикой бесконечного урезания расходных статей бюджета за счет самых малообеспеченных слоев греческого общества.

Но сейчас Алекс Ципрас предлагает греческому населению проглотить ту самую пилюлю, против которой он еще недавно так горячо протестовал. Отправленная Ципрасом на «утверждение в Европу» «программа реформ» предусматривает «реформы» в самом зловещем смысле этого слова: сокращения, урезания, еще раз сокращения, еще раз урезания.

Почему Ципрас дал слабину? Думаю, что не в силу слабости характера, а в силу прагматизма. Столкнувшись с выбором между «отвратительным» в виде продолжения мер жесткой экономии и «немыслимым» в виде отказа от евро, греческий премьер сделал выбор в пользу «отвратительного». Ципрас понимает: при всей эмоциональной привлекательности идеи громко хлопнуть дверью отказ от единой европейской валюты противоречит в первую очередь интересам самой Греции.

А теперь сравните это со злоключениями «призрака» единой валюты, который вот уже не первый год бродит по просторам создаваемого в бывшем СССР под эгидой Москвы интеграционного блока. Политики в российской столице уже давно не скрывают: они хотят «смерти» казахстанского тенге и белорусского рубля. Идея новой наднациональной валюты Евразийского экономического союза старательно пропихивается Москвой то в один, то в другой программный интеграционный документ.

Но белорусы и казахи стоят насмерть. Сказать Москве жесткое и окончательное «нет» в Астане и Минске, правда, не решаются. Вместо этого тема всячески замыливается и откладывается на «светлое будущее». Российские политики убеждены: рано или поздно им удастся сломить сопротивление союзников. Но я в подобную перспективу верю слабо. И в Казахстане и в Белоруссии политические элиты ставят знак равенства между отказом от национальной валюты и потерей национального суверенитета.

Если Москва не пересмотрит свою нынешнюю тактику постоянного закулисного давления, то она рискует передавить. История ухода Украины в ее нынешний «геополитический астрал» — это, конечно, уникальный, вопиющий, из ряда вон выходящий случай. Но мы не должны забывать крайне обидный для нас факт: одной из важных причин ухода Киева в «астрал» были упорные попытки России «убедить» Украину войти в созданный нами Таможенный союз.

Чувствуете разницу? В случае с ЕС Греция упорно цепляется за единую валюту, хотя ей уже дальше некуда затягивать пояс. В случае с Евразийским союзом «соблазнить» партнеров единой валютой Москве не удается даже с помощью посулов разного рода экономических преференций.

Европейский союз не идеален. Боссы ЕС наделали множество ошибок. Решение включить Грецию в зону евро, закрыв глаза на подтасованность официальных макроэкономических показателей Афин, — яркий пример такой страшной ошибки. Но экономический мотор европейской интеграции продолжает работать. Греческий кризис — не указание на то, что этот мотор нужно менять. Греческий кризис — указание на то, что в этот мотор пора вносить конструктивные изменения.

Посмотрим, как именно лидеры ЕС справятся с этой задачей. Посмотрим — и сделаем зарубку на память для себя. Если Россия твердо намерена довести когда-нибудь евразийскую интеграцию до уровня европейской, то нам эта зарубка ох как пригодится.

Греция перед дефолтом: уныние, паника и шапкозакидательство (8 фото)

Did you enjoy this article?