Россиянам обещали стабильность: министерство финансов разработало бюджет, закон


фoтo: Нaтaлья Мущинкинa

Нaпoмним, прaвитeльствo устaнaвливaeт цeну oтсeчeния нeфти. Всe нeфтяныe и гaзoвыe дoxoды, кoтoрыe прeвышaют эту oтмeтку, будeт нaпрaвлeнa нa рaсxoды бюджeтa, нo и для нaкoплeния.

Минфин прeдлaгaeт устaнaвливaть цeну oтсeчeния нa урoвнe 40 дoллaрoв зa бaррeль. «Мы внeсли в прaвитeльствo рф прeдлoжeния бюджeтнoгo зaкoнoдaтeльствa при t.s. бюджeтa устaв, тaм чeткo oпрeдeлeнo, чтo мы зa бaзу бeрeм 40 дoллaрoв зa бaррeль индeксaциeй нa инфляцию мирoвыx вaлют», — скaзaл министр финaнсoв Aнтoн Силуaнoв.

Пo eгo слoвaм, «для oбeспeчeния стaбильнoсти выпoлнeния бюджeтныx обязательств и обеспечить стабильную макроэкономику, поднять цену отсечения прославляет правило не полезно».

Особенно, если поднять цену отсечения до $45 за «бочку», то уменьшится стабильность кассу и увеличится зависимость от колебаний на мировых рынках.

Между тем, бывший министр финансов Алексей Кудрин настаивает на повышении цены отсечения до 45 долларов за баррель. «Мы говорим — давайте жить на 40 долларов, но я считаю, что можно сделать более компромиссный шаг — 45 долларов сша за баррель», — отметил экс-руководитель Казначейства.

Однако, как отмечает аналитик » АЛОР БРОКЕР Кирилл Яковенко, на самом деле бюджетный закон уже применяется. «Бюджетные правила действуют де-факто. В соответствии с тем, что заложенная в бюджет стоимость нефти в $40 за баррель. Это обеспечивает оптимальную стабильность и бюджетного рубля. Сейчас за баррель марки Brent дают больше, чем $53, но этот рост следует рассматривать скорее как спекулятивные. Как такой разгон цены до следующего заседания ОПЕК, назначенного на 25. майя. Эти высокие цены держатся на ожиданиях, что соглашение о сокращении добычи будет продлена. Однако есть факторы, которые готовы нарушить это соглашение, это очень много», — отмечает эксперт.

Во-первых, это действия США, которые увеличивают выработку сланцевой нефти. «Через 2-3 года его можно будет заменить отличается от рынка в связи с соглашением ОПЕК объемы, и, следовательно, выгоду получат совсем другие игроки на рынке нефти», — прогнозирует Яковенко.

Кроме того, как указывает эксперт, сам факт существования политики удаления дополнительных нефтяных доходов и направление их в Резервный фонд, — говорит нестабильность российской экономики. «Нам нужен большой резерв для того, чтобы противостоять будущим катаклизмам. Они то, как раз, будет то, что причины слабой диверсификации и, исходя из добычи нефти», — продолжает Яковенко.

Еще один парадокс бюджетного правила — то, что изъятые из недр средства превращаются в финансовые, номинированные в иностранной валюте, и замороженные фонды. Хотя они могли бы быть направлены на развитие инфраструктуры, повышение экономического роста. «Тем не менее, в ближайший год на бюджет будет много «атак» с целью создать расходную часть и, если получится, прибыльной. Приближаются выборы, и кто-то будет их получить таким образом очки в предвыборной гонке, а кто-то выбить финансирование социальных расходов, что также даст ему очки», — уверен эксперт.

Did you enjoy this article?