Moloko убежало, солистка осталась

b72fdc0c4ee2ac8c721bd5bc381e3fa8

Фото: Наталья Родина

В дуэт Moloko вместе с Мерфи входил ее тогдашний возлюбленный Марк Брайдон, который игриво увлек за собой девушку в мир музыки (до встречи с ним Ройзи, как ее ласково называют в России, не пела профессионально). Оригинальный тембр голоса Ройшн и находчивость Брайдона, проявившаяся в нестандартных аранжировках, обеспечили команде успех, однако музыкантам не удалось впоследствии противостоять бурям личных отношений. Так случилось, что в последний раз участники Moloko приезжали в Москву как раз на пике славы и за несколько месяцев до распада группы. Когда их роман закончился, они не смогли и работать вместе и разбежались по углам. Точнее, энергичная Ройшн забиваться в угол как раз не стала, а бодро и уверенно продолжила петь и сделала сольный проект. Ее дебютный альбом «Ruby Blue», созданный вместе с известным саунд-продюсером Мэттью Хербертом, похвалили не только фанаты, но и критики: расставание с Марком пошло девушке только на пользу, и она пустилась во все тяжкие, точнее, смелые музыкальные эксперименты. Не менее сочной получилась и вторая сольная пластинка «Overpowered». На ее презентации в столице певица случайно упала и раскроила бровь. Сейчас она вспоминает, что тот случай стал для нее чуть ли не трагедией, и она в буквальном смысле слова «едва не потеряла лицо». То ли по причине этого инцидента, то ли из-за общей эмоциональной усталости Ройшн взяла продолжительный тайм-аут. За 8 лет, которые артистка не выходила на сцену, она успела родить двоих детей, а потом… вернулась в строй как ни в чем не бывало, выглядящая так же прекрасно, как и раньше, и выдала поклонникам EP «Mi Senti». В мини-сборник вошли кавер-версии песен итальянских эстрадных исполнительниц. На его создание Мерфи вдохновил ее бойфренд Себастьяно Проперци, продюсер родом из Милана. Учитывая особую любовь российской публике к итальянской эстраде, слушатели приняли работу на ура и с нетерпением ждали следующей. Полноценный альбом со странным (в духе Ройшн) названием «Hairless Toys» («Безволосые игрушки») не заставил себя ждать. С ним певица отправилась в турне, не забыв и про Москву.


Фото: Наталья Родина

Разогревал публику питерский дуэт Zero People, созданный солистом Animal ДжаZ Александром Красовицким и его клавишником Александром Заранкиным. Они сыграли минималистичный фортепианный сет, а через какое-то время на сцену поднялась и главная виновница торжества. «Я так люблю вашу страну, вы для меня — фантастические!» — улыбалась девушка столичным фанатам. Однако, несмотря на любовь, кажется, перед своим появлением она решила свести их с ума: сначала на повторе в записи со сцены раздавались непонятные выкрики на английском, потом — навязчивые барабанные ритмы. Сама Ройшн вышла на площадку нарочито неровной походкой, полусогнутая, в плаще и странной круглой маске не то шамана, не то городского сумасшедшего, но, пропев в таком образе первую композицию, преобразилась в саму себя — эффектную блондинку в розовом платье. Ненадолго. Весь вечер певица эпатировала поклонников странными двойными масками то ли клоунов, то ли инопланетян, костюмом изогнутого сердца и другими специфическими нарядами. Публика под стать ей тоже выглядела местами чудаковато, но от этого не менее притягательно: Ройшн подпевали преимущественно ярко одетые слушатели в больших темных или цветных очках с необычными аксессуарами в руках.

Весь концерт прошел на одном дыхании. Недаром говорят, что Мерфи «думает ногами», а не головой, поэтому, вероятно, и выбирает для работы лучших саунд-продюсеров. В записи новая пластинка звучит сочно, качественно, но сдержанно, на живом выступлении — буквально взрывает сознание своей динамичностью, сложностью сплетения звуков и дисгармоний. К каждой композиции был продуман свой видеоряд из мигающих цифр, героев компьютерных игр из прошлого, сюрреалистичных образов и кадров из фильмов. Ройшн говорит, что ее всегда больше вдохновляли актрисы, чем певицы: свое шоу она не просто исполняет, а четко режиссирует. Она чем-то напоминает ирландскую Жанну Агузарову, делает каждый новый опыт непохожим на предыдущий и, безусловно, достойна уважения: не каждому музыканту, вернувшемуся на площадку после затяжной паузы, удается снова собирать многотысячные залы.